Динамика мирового развития

Главным практическим итогом этого процесса явилось кардинальное изменение прежнего отрицательного подхода Лондона к вопросу о членстве в ЕС.

Степень происшедших в курсе Великобритании перемен можно измерить, сопоставив приведенную выше оценку А. Идена с точкой зрения, выраженной в одном из опубликованных в 1971 г. документов английского правительства, который обосновывал решение Лондона в конце концов присоединиться к Сообществу. В документе ставилась под сомнение возможность использования тесного сотрудничества с Соединенными Штатами или Содружеством наций в качестве основной опоры английской внешней политики и подчеркивалось, что Англия должна либо присоединиться к ЕС, либо рассчитывать только на свои с каждым днем уменьшающиеся силы для защиты собственных интересов. Составители документа, в частности, писали: «Став полноправным членом Сообщества, мы сможем располагать значительно большими возможностями и силой для того, чтобы влиять на ход развития событий, чем если бы действовали самостоятельно».

Нынешнее отношение ее правящей элиты ко всем ключевым проблемам политической жизни Сообщества по-прежнему носит глубокий отпечаток характерных черт британского империализма и британского общества, унаследованных от истории. Хотя Великобритания уже больше десяти лет является активным участником политического развития ЕС, сохраняет свое значение тот факт, что за пределами Европы экономические, политические и военные интересы Великобритании, как и прежде, значительно шире, чем у какой-либо другой страны: — участницы «десятки»; что подавляющему большинству английского населения, включая буржуазию, присущи элементы «островной» политической психологии, не затронутой идеологией паневропеизма; что английские политические институты, имеющие вековые традиции, обладают в глазах большой части населения неприкосновенностью. Все это обусловило в политике как лейбористских, так и консервативных правительств периода 70-х-первой половины 80-х годов решимость поддерживать и развивать межгосударственные механизмы процесса принятия решений в ЕС (в первую очередь это касается Совета министров и Европейского совета) и, наоборот, весьма сдержанную позицию в отношении различных планов увеличения влияния так называемых «наднациональных» органов (главным образом Комиссии и парламента). Англия даже проявила себя более ретивой, чем Франция, защитницей концепции «Европы отечеств».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>